Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

синяя

Если бы вы были собакой


это похоже на шарлатанство, но совпадает со мной до последней запятой. чувствую себя героем анекдота, который   вышел за хлебушком и пропал на 5 лет. отзовитесь, живые. хочу писать хотя  бы дыбры
синяя

Личные особенности национального характера











 

Уже довольно давно я подбираюсь к одной теме – очень личной, важной для меня, можно сказать определившей все мои нехитрые модусы – как вивенди, так и операнди, а она, темка, ускользает, вывертывается как свободолюбивая золотая рыбка... И нет мне покоя, и ничего другого не пишется, потому что думается мне, что тема эта важна не только для меня, и кому-то еще мой опыт если не поможет, то хоть даст надежду. И решила я ее взять не в лоб – кавалерийским наскоком – а тихой сапой подойти по окольным тропам и написать для затравки некую преамбулу, чтобы не было мне уже путей отступления. А поскольку тема имеет некое касательство к кондовой мифологии, то и текст для кристаллизации сабжа тоже вышел сказочно-былинным.  

 

Вот как вы думаете – кто из фольклорных героев воплощает истинный национальный характер? Для простоты можно взять три самых распространенных сказочно-былинных архетипа – герой, мнимый дурень и ловкач-халявщик.

 

Я, например,  совершенно убеждена, что самый-самый русско-национальный характер  это конечно же Емеля,  а никакой не умелисто-смекалистый хитрован Иванушка-дурачок, который при ближайшем рассмотрении проявил недюжинную энергию и изобретательность, чтобы на кривой козе обскакать всех своих близкородственных конкурентов. Это же просто таки национальная идея – заполучить абсолютно случайно, в процессе выполнения необременительных повседневных занятий чудо-устройство несложной конфигурации – да еще и не требующее дополнительных расходов на содержание и ремонт – которое будет безотказно воплощать самые завиральные твои веленья и хотенья. А сам ты при этом с удобством устроишься на печи – сиречь диване – и будешь щелкать пультом и стричь дивиденды. Не жизнь, а мечта!

 

Сама я впрочем типичный Илья Муромец, герой поневоле, который хоть и схож частично с Емелей своей любовью к лежанию на печи (и не надо мне про паралич – это как в анекдоте – ему просто вставать незачем было), но при наступлении глобальной катастрофии вынужден, кряхтя и чертыхаясь, слезать с належанного местечка, облачаться в неудобные, тяжелые доспехи и, взгромоздясь на припаркованного коня, мчаться разруливать очередной вселенский кризис. Причем, если бы он оторвал свои чресла от лежанки чуть пораньше, кризис был бы значительно меньшего масштаба, но Илья не ищет легких путей – ему подавай непреодолимые сложности, которые он титаническими усилиями создает себе сам. Прав знаток национального характера Жванецкий – для наступления героического порыва «большая беда нужна» - и вот тут наш Илюша сразу становится молодец, и объявившись «впереди, на лихом коне», в одиночку крушит супостатов и прочий форс-мажор.

 

И между прочим, заметьте, он не пользуется при этом никаким былинными техническими средствами – все эти шапки-невидимки, сапоги-скороходы и прочие скатерти-самобранки предназначены исключительно для белоручек и неумех емелей, а могутный Илюша привык справляться собственными силами, которых у него за время лежания на печи скапливается какое-то просто взрывоопасное количество. Так что если долгожданная беда не приходит сама, нашему герою, дабы не разнести округу термоядерным взрывом, приходится учинять ее самолично. Ну а потом, вестимо, устранять последствия, починять разрушенное и налаживать мирную жизнь среди напуганных сопредельных народов.  Иначе этот персонаж существовать не умеет – дайте ему надел земли, выносливую рабочую лошадь и заставьте пахать от зари до зари без продыху – он, если не уйдет в отказ немедленно, через малое время ляжет и демонстративно обезножеет. Этот перемежающийся паралич просто необходим нашему богатырю для нормальной (или НЕнормальной, с точки зрения разумного большинства) жизнедеятельности и сохранения здравого рассудка.

 

 

Это была присказка, а сказочка впереди.

 



 

 


 

синяя

Ложка к обеду









В детстве постоянно чего-то хочется – собачку как у Васи, куклу как у Маши, жвачку как у жадины-Светки и прочее такое же немудрящее, но ужжасно завлекательное. И вот ходишь и не то что бы завидуешь – тут мне повезло – не встроена эта функция в мой механизм, но озадачиваешься – вариантов-то получить желаемое всего три.

Во-первых, можно тупо отнять:

– в песочнице это самый распространенный способ перераспределения материальных благ в пользу сильнейшего. Всем хорош способ – и искомое получаешь, и размяться можно. Минус только один – последующая неминуемая выволочка и насильственный отъем матценности с ее возвратом зареванному правообладателю. Потом, конечно, можно получить вторичную сатисфакцию, ответно вздув ябеду-карябеду, но за этим вновь следует ушедрание и попохлопие – на этой карусели можно крутиться бесконечно, некоторые так всю жизнь с нее и не слезают. 

Во-вторых, можно, прищемив хвост  своей гордости, попросить – дружески, но с едва различимой угрозой в деланно равнодушном голосе:

– Дай пожевать/поиграть/поносить/покататься. В нашем детстве это было запросто и не считалось ни позорным, ни отстойным. Но счастье временного обладания какое-то дефективное, ущербное – пожеванное/поношенное/поигранное непременно нужно было самолично возвращать, отдирая от себя с мясом, а не то, нарушив дворовый кодекс чести, рискуешь превратиться в «жилу», которой никто не то что собачий поводок не даст подержать, но и трижды пущенную по кругу, ставшую безвкусной и тряпочной жвачку не доверит.

 Ну и в-третьих, можно попробовать поклянчить у предков. Тогда ведь было не то что нынче – чего дитятко изволишь, на блюдечке с голубой каёмочкой – только по случаю, на день рожденья там или на Новый год – можно вполне безнадежно озвучить затаённое – про собачку или велосипед. Никакой уверенности, что в долгожданный день получишь именно просимое, конечно, не было – скорее всего тебе торжественно врУчат (а может быть вручАт) какие-нибудь страхолюдные шерстяные рейтузы или, в лучшем случае, заячью шапку с дурацкими помпончиками – дарители все больше ориентировались на теплоемкость и износостойкость, а вовсе не на высшую, нематериальную ценность подарка.

 Так я и прожила всю жизнь без лисапеда... После трехколесного злая судьба в лице родителей принялась меня дурить. Лисапед был обещан трижды – весь год я ревностно собирала на него выдаваемую для этого дела мелочь в специальную копилку, как Скупой Рыцарь то и дело трясла ее и пыталась высчитать – много ли набралось – на «Орленок» или уже на целую «Украину» - копилка была цельнокройная и вскрыть ее можно было лишь однажды. И все три раза вероломные предки меня надули – набравшаяся сумма была присовокуплена к отпускным и  бездарно, с моей точки зрения, просажена в тухлой Прибалтике, куда мы неизменно ездили, не взирая на преследовавшую нас мерзкую дождливую погоду, потому как маман не переносила жару.

 После третьего подлого обмана я зареклась что-нибудь просить, освоила чужие лисапеды и жила дальше поживала, забив на недоступные предметы роскоши.

Но тут – накануне 16-летия – меня вдруг впервые спросили напрямую – чего бы мне желалось в этот знаменательный день. Наученная горьким опытом, я особо не заморачивалась и брякнула первое, что пришло в голову, занятую к тому времени совершенно другими материями – часы. К моему изумлению, часы были действительно куплены – кажется я даже их самолично выбирала, потому как был у них пронзительно синий циферблат и блестящий металлический корпус – очень сомнительно, что такое чудо дизайнерской мысли могло очаровать тонкий художественный вкус моей маман.

 Нежданные часы я носила ровно год. А потом, сняв однажды вечером и положив на уже привычное место в вазочку, больше не надела ни разу. И не ношу с тех пор. Никаких.

 

синяя

Опыт психоделической реконструкции или есть ли жизнь после золотого ключика





За идею спасибо zuzlishka , всем друзьям, поучаствовавшем в кастинге – отдельное гран аригато. Из ваших предложений и своих собственных больных фантазий я слепила новый состав героев и попробовала предположить как сложилась их жизнь после описываемых в сказке событий – с учетом логики новых характеров персонажей. Это не более чем зарисовка – на полноценный сюжет, увы, кишка тонка.

Действующие лица и исполнители

Буратино - Олег Меньшиков
Мальвина – Анастасия Волочкова
Пьеро – Борис Березовский
Папа Карло – Зураб Церетели
Артемон – Михаил Боярский
Карабас Барабас – Алла Пугачева
Кот Базилио – Денни де Вито
Лиса Алиса – Ширли Маклейн
Дуремар – Евгений Петросян
Крыса Шушера – Людмила Гурченко
Черепаха Тортилла – Михаил Жванецкий
Говорящий Сверчок – Геннадий Онищенко
Арлекин – Николай Басков
Джузеппе Сизый Нос - Михаил Ефремов


Collapse )